воскресенье, 4 марта 2012 г.

День Д. Часть III (заключительная)

На часах 20:15. Идет подсчет неиспользованных бюллетеней, сверка книг со списками и прочая мелкая бюрократическая работа. Поскольку я выполнял функции ответственного за открепительные удостоверения, работы мне досталось меньше всего (в отличие от прошлого года, когда . Кроме того, из-за подковерных интриг школьной администрации, я теперь рядовой член комиссии,  а не зампред (им стала завуч, которая, судя по надписям на школьных партах, которые используются в работе комиссии, та еще стерва). И, честно говоря, я этому рад. Во-первых, меньше работы. Во-вторых, я по-прежнему выше рангом чем наблюдатель или член комиссии с правом совещательного голоса. В-третьих, заплатят мне как зампреду -- это было одни из условий компромиссного решения.

Итак, если опустить флэшбеки, описанные во второй части, закончил я на том, что в 13:21 закончил писать первую часть заметок о дне выборов и пошел обедать. На самом  деле, пообедать в этот момент мне все же не удалось. Зато я успел закрыть грудью фронт голосования по временной регистрации. Временная регистрация -- это как раз тот самый fail ЦИКа, о котором я говорил в прошлой публикации. На протяжении всего дня, с утра и до вечера (за исключением тех 2 часов, что я  ходил по надомникам), я успокаивал самых разных людей, которые не имели постоянной прописки, звонил по горячим и холодным линиям ТИКа, СПбИКа и ЦИКа, и проклинал Чурова. Соль заключается в том, что с 1 марта 2012 года по временной регистрации могут голосовать в основном только студенты, а все остальные на это не имеют никакого права. С одной стороны это верный шаг по борьбе с "каруселями", которые крутились 4 декабря в основном с помощью временной регистрации. С другой -- сильнейший удар по рядовым избирателям, лишившимся своего права голоса. Тонн ненависти  и тысяч потерянных голосов можно было бы избежать, если бы указание, запрещающее голосовать по временной регистрации, было бы опубликовано раньше, чем 1 марта, когда до выборов оставалось всего 3 дня (!). Ведь. как известно, поздно пить "Боржоми". когда печень в штанах -- люди в большинстве своем элементарно не успели получить открепительные или постоянную регистрацию перед выборами.  В итоге у нас примерно 10 человек пролетело с голосованием (для сравнения, по открепительным проголосовало 25 человек, а всего на участке отдали свои голоса около 1500 людей), только лишь из-за того, что Чуров и Ко не удосужились принять меры заранее и не потрудились довести до сведения избирателей свои решения.

Примерно в 15:00 я вошел в группу из 4 членов комиссии и наблюдателей, которых отправили обходить участок, для принятия голосов от надомников. Тягостное впечатление, что сказать. Старики и старухи, в большинстве своем глубокие инвалиды и одинокие люди, голосовали за Путина. 5 из 6 отдали свои голоса ему. 6-ой избиратель, одинокая бабушка с котом, ветеран Великой Отечественной, проголосовала за Миронова, как за единственного из кандидатов, оказывавшего помощь в организации мероприятий "уроков мужества" в школах, и занимающегося патриотическим воспитанием. Сказать, как говориться, нечего, и не хочется, честно говоря.

Ноутбук уже почти сел. и на часах 21:04. С минуту на минуту начнется подсчет бюллетеней.  Впереди еще большой объем работы, и, думаю, мне будет о чем рассказать, когда он закончится... 

День Д. Часть II

На часах 18:15, и за прошедшее время успело произойти огромное количество событий, кои я и постараюсь донести до вас, друзья, с точки зрения члена УИК с правом решающего голоса (напоминаю тем. кто читает заметки впервые).

Но обо всем по порядку. Под впечатлением от происходящего то, что приключалось со мной в пятницу, кажется незначительным, но тем не менее, нужно закончить сюжетную линию.

Как я уже говорил, с открепительными ЦИК лажанулся капитально. В пятницу, в самом начале дежурства было выдано последнее, 41-е открепительное, за которым я ездил в ТИК специально -- только лишь потому, что избиратель, требовавший его, смог добраться до самых высоких инстанций и буквально-таки вырвал себе открепительное. Все остальные люди, приходившие в поисках заветной бумажки, остались ни с чем. А ведь некоторые из них ходили не по одному разу... Люди жарили мозги нам, мы -- ТИКу, но результат был один и тот же. В ответ на запросы открепительных -- невнятное вранье и липовые отмазы. Многих из них я видел сегодня на участке -- видимо, смогли выкроить время и все-таки проголосовать на своем участке.

Среди пришедших в тот день людей запомнились двое. Первый -- безымянный наблюдатель от партии КПРФ.  Но, в отличие от меня (тоже не особо сочувствующего красным), парень не имеет с коммуняками ВООБЩЕ ничего общего, представляет "Ассоциацию независимых наблюдателей" (про эту конторку я уже упоминал в первой своей заметке), которая может пробить наблюдательские места, используя квоты партий. Наблюдателем он числится на другом участке, а к нам пришел как рядовой избиратель. Тем не менее, он был вооружен по последнему слову оппозиционной техники -- копирка, ручка, пустые листы бумаг и даже, вроде бы, какая-то законодательная макулатура, наподобие той, что выдают нам. Придя во второй раз за день, он так и не дождался открепительного и решил накатать жалобу -- сначала на председателя, но. по моему настоянию, решил все-таки сменить объект и в конце-концов накатал на меня (мне-то параллельно, а председательница переживать будет). Вообще, на жалобу я не обиделся, ибо парниша поступил так, как должен был поступить по закону. Быть может, его жалоба даже расшевелит уродов из ТИКов, СПбИКа и ЦИКа. Я даже непринужденно поточил с ним лясы (for fun only. ибо было довольно забавно наблюдать за его реакцией), но, видимо, парень стеснялся и не был особенно настроен разговаривать с тем, на кого только что накатал кляузу. Было довольно забавно. Но впечатление он произвел на меня довольно негативное -- такое ощущение, что поговорил с кем-то вроде латентного гомосексуалиста, скрещенного с застенчивым, но ЧСВшным отличником-зубрилой. Нет, с нашей оппозиции определенно чего-то не хватает... Впрочем, партии власти не хватает еще больше.

Вторая -- безумная тетка по имени Розалия. Как позже выяснилось от председателя, она приходила регулярно на протяжении всей предвыборной недели. И даже успела взять открепительное. Впрочем, это не помешало ей прийти в  мою смену и, распространяя смрад (в прямом смысле смрад, я чуть не упал со стула, когда она подсела), попросить меня выдать ей бюллетень. В ответ на справедливое замечание о том, что на дворе 2 марта и выборы еще не начались, она ответила следующее: "Хватит говорить ерунду. На почте мне сказали, что сегодня 5 марат. дайте бюллетень. Я голосую за Путина". Поняв, что дело плохо, я, уже теряя сознание от недостатка кислорода, предложил ей написать заявление о том, что она голосует за Путина. Эта военная хитрость сработала, и тетя, написав оное заявление, покинула помещение, оставив за собой шлейф невыносимого запаха, атмосферу безумия, и нервно хихикающую председательницу. После этого случая я окончательно уверился  в том, что опорой Путина в нашей стране являются пенсионеры, кавказцы, солдаты, и сумасшедшие. Причем последние являются самыми надежными элементами, удерживающими вертикаль власти. Слава Путину и реактивному психозу! Ура, ура, ура

Итак, на часах 19:09, до окончания выборов остается чуть меньше часа, и я наконец-то могу рассказать о том, что происходило со мной непосредственно в день выборов -- о том, в чем еще лажанулся ЦИК и о моем обходе надомников (т.е. тех, кто не смог придти на участок и вызвал к себе переносную урну) -- в следующей публикации, которая, надеюсь, не заставит себя ждать и появится в ближайшие часы.

З.Ы.: Из-за крайней низкой скорости интернета все заметки публикуются без фотографий, уж не взыщите. Если повезет, и я дорвусь до нормального интернета в ближайшие дни -- выложу свой скромный фотоархив. Пока же придется довольствоваться моей голой писаниной.